Главная страница
Сейчас в эфире 01:56
Архив новостей
2016
янвфевмарапр
майиюниюлавг
сеноктноядек
2014
янвфевмарапр
майиюниюлавг
сеноктноядек
2013
янвфевмарапр
майиюниюлавг
сеноктноядек
2012
янвфевмарапр
майиюниюлавг
сеноктноядек
2011
янвфевмарапр
майиюниюлавг
сеноктноядек
2010
янвфевмарапр
майиюниюлавг
сеноктноядек
2009
янвфевмарапр
майиюниюлавг
сеноктноядек
2008
янвфевмарапр
майиюниюлавг
сеноктноядек
Последние новости

Интервью дирижера камерного хора «Кредо» Богдана Плиша

21.05.2009

Об управлении хором домового храма телеканала «Глас», организации Первой Пасхальной хоровой ассамблеи, о становлении таланта и личной жизни, которая тесно переплелась с творческой, рассказал молодой хормейстер для портала «Православие в Украине»...

«Нам удается пробуждать струны человеческой души»

Богдан Плиш – программный директор Первой Пасхальной хоровой ассамблеи - 2009, художественный руководитель и дирижер камерного хора «Кредо», лауреат премии имени Ревуцкого, обладатель Гран-при III Всеукраинского конкурса дирижёров.
 

- Как возникла идея создания ассамблеи? Какие фестивали Вы брали в качестве образца?

- Параллельно возникли две абсолютно идентичные идеи - в среде духовной и творческой, музыкальной. Одна из сторон, которая участвовала в создании этого фестиваля, - это Украинская Православная Церковь, в частности «Миссия духовного просвещения» и ее председатель протоиерей Георгий Коваленко. Идея фестиваля была органична, особенно в связи с тем, что строится Воскресенский кафедральный собор. Поэтому большой праздник, посвященный Воскресению, Пасхе, очень органично вплетается в ряд мероприятий по возведению будущего кафедрального собора.

Второй стороной выступила Национальная музыкальная академия. И слияние этих сил дало высокий результат.

Что брали за пример? Я, как один из организаторов, хотел бы, чтобы наш фестиваль мог приблизиться по масштабу, уровню организации и по наполнению к Московскому пасхальному фестивалю В.Гергиева, мероприятию мирового уровня.
В этом году из-за сжатых сроков мы ограничились хоровой музыкой. В следующем обязательно добавится инструментальная музыка. Есть и другие задумки и планы, в частности, касающиеся расширения жанровой и типовой палитры мероприятия.

Настоящий хороший фестиваль требует двух вещей: звезд (должны быть музыкальные явления, то есть, должен приезжать исполнитель, коллектив, который вызывает интерес) и яркой программы...

Нашу программу мы назвали «Традиц╕╖ великодн╕х п╕снесп╕в╕в», в ней выделили свои циклы. Все началось с выступлений харьковского ансамбля «Сретение», представившего «Византийскую Пасху». 28 апреля в Трапезном храме Киево-Печерской Лавры проходил концерт двух хоров: один из них - мужской хор «Светилен», что при монастыре Китаева пустынь. Он представил программу «Пасха старовинного розсп╕ву та його обробки». 30 апреля состоялся концерт камерных хоров «Покров» и «София», в котором были представлены две программы - «Древнерусская Пасха» и «Укра╖нський Великдень». Я со своим коллективом представил программу, которая называлась «Пасха нова, святая».

Таким образом, мы постарались представить несколько традиций. И если кто-то посетил весь цикл концертов, то у этого человека может сложиться комплексное впечатление об этом вселенском празднике - громадной реке, в которую вливается бесчисленное количество ручейков. Несколько этих ручейков мы и показали.

Разбуженные струны души

Вторая программа возникла спонтанно. Несколько коллективов предложили из своего репертуара исполнить авторские литургии. Скажем, коллектив полностью поет литургию П.Чайковского или М.Вербицкого, А.Кошица, Н.Леонтовича. Вот эту закономерность мы попробовали развить и активизировать.

Люди церковные отмечают, что для тех, кто не посвящен в последование Литургии, в литургическую жизнь Церкви, лучшей проповеди не придумаешь! Мы, музыканты, полны веры в то, что своим трудом даем возможность что-то ощутить, задеть какие-то струны, которые при обычном общении остаются нетронутыми. А иногда, мне кажется, эти разбуженные струны производят действие значительно большее, чем часовые разговоры, проповеди и т.д. А здесь произошло такое совмещение: объединилось все: и для рацио, и для эмоцио.

Наше кредо - творчество

- Богдан, Вы - регент известного хора. Расскажите о коллективе.

- Семь лет назад я был регентом храма во имя святителя Михаила при Центральной клинической больнице Киева. Только-только окончил консерваторию, хоровой отдел. И работы, хорошего применения своим навыкам и стремлениям на то время не имел. Работал регентом. У меня был свой небольшой хор, костя – 12 человек. А в то время в Киеве в Андреевской церкви проходил цикл концертов «Музичн╕ вечори в Андр╕╖вськ╕й церкв╕». Мы с нашим церковным хором тоже стремились к каким-то результатам, вершинам, выступлениям. Хор дважды становился лауреатом фестиваля «Глас Печерский». Завоевали первую и вторую премии. То есть, старались что-то делать интересное для себя помимо участия в богослужениях. Интересное и содержательное в музыкальном плане.

Первый концерт камерного хора  состоялся в Андреевской церкви 7 лет назад, и цены на билеты были определены организаторами просто космические. Не смотря на волнение, что все сорвется именно по финансовым причинам, выступление прошло гладко. 

Необходимо было дать название коллективу, которое отображало бы, в частности, и какой-то духовный элемент. У моей будущей супруги возникло это название - "Кредо". И это было здорово. Потому что в этом слове отображена не только духовная устремленность, сам смысл несет в себе некую установку: кредо - это то, во что люди верят, то, что становится основой их жизни. Для нас в тот момент это так и было, при всей непривлекательности и материальной бесперспективности работы музыканта.

Кроме того, есть еще и такой момент. В самом наполнении, звучании этого слова есть некая созвучность слову кремень, кресало. Есть какой-то момент преодоления сопротивления. И мне это очень нравится. Так родилось название хора «Кредо».

Мы спели первый концерт. Он вызвал интерес. Между первым и вторым концертами прошел год. Потом вдруг перед одним из фестивалей о нас вспомнили. И начиная со второго концерта перерывов в деятельности хора не было.

За годы существования хора могу сказать смело, что коллектив добился очень хороших результатов. Сейчас с ним работают ведущие оркестры страны - Национальный симфонический оркестр, оркестр Национальной филармонии, Киевский камерный оркестр; лучшие дирижеры. У хора достаточно широкая гастрольная география: Германия, Польша, Австрия, Италия, Россия. Продолжаем расширять эту базу, участвуем в новых фестивалях. Сейчас идет подготовка тура в Голландию. О хоре «Кредо» сейчас знают, к нему обращаются композиторы - как зрелые, так и молодые.

Достаточно ярким аргументом в отношении уровня коллектива является троекратное приглашение на фестиваль В.Гергиева, на котором собираются мировые звезды. Из нашей страны мы попали туда первыми.

Наверное, мне кажется, для подавляющего большинства людей, которые поют в нашем хоре, слово «кредо» тоже стало какой-то программой их деятельности. Иначе бы этот коллектив не выжил.

- А какое у Вас кредо?

- Знаете, когда-то С.Рихтеру задали подобный вопрос. И он ответил: «Приходите на наши концерты, и вы все услышите». Я отвечу так же. Готовясь к программе и Гоголевским «Размышлениям о Божественной литургии», встретил еще одну цитату: «Есть великие вещи, о которых лучше не начинать говорить». Я думаю, что о таком сокровенном так просто не скажешь. Получится некая формализация. Может быть, я и сам до конца его не смогу сформулировать.

- Хорошо, убедили. Расскажите тогда об артистах.

- Это молодые люди. Семь лет назад в подавляющем большинстве это были студенты. Теперь это специалисты, получившие образование и ищущие самореализации.

Я не отобразил еще одного момента. Наш коллектив добился такого признания, что его приглашают на многие мероприятия с участием Президента, Премьер-министра, правительства. Наша деятельность отмечена на государственном уровне, так что, лелеем надежду получить государственный статус. Для нас это стало бы достаточной материальной компенсацией и подспорьем, чтобы мы могли работать профессионально.

Хотел бы сказать, что отношусь к своим хористам не только с большим уважением и любовью, но и с состраданием. Попробуйте представить себе день человека, который утром поет в одном коллективе, днем посещает занятия, а вечером, начиная с шести-семи и до десяти вечера, снова работает, но уже в нашем хоре. Безусловно, я выжимаю из них последние соки. А ведь все большое дается большим трудом. Поэтому, если по оценке других людей коллектив добивался серьезных достижений, значит, были серьезные вложения! Считаю своим большим долгом добиться того, чтобы эти люди могли работать в нашем коллективе. Не просто петь в нем - так, как это сейчас происходит, а работать, и иметь при этом достаточное вознаграждение за свой труд.

Моя работа делает меня счастливым

- Мы знаем, что Ваша супруга поет в «Кредо»: голос у нее уникальный! Признайтесь, она покорила Вас первоначально как певица или как женщина?

- Я с ней познакомился как с певицей. Когда руководил церковным хором, искал певицу. Она же искала место в хоре. И я оценил ее пение. Прошло семь лет. И все это время она не стояла на месте, развивалась. За это время она окончила вокальный факультет консерватории, поступила в аспирантуру. Таким образом, все эти годы она шлифовала свой голос.

О ее музыкальных данных я скажу как музыкант: в ней меня покоряет богатейшая природа ощущения музыкального образа. Ведь звук на любом инструменте, а тем более в голосе, является отображением какого-то чувства или неконкретной, неосязаемой мысли... Скажу так: для меня счастье, что мы, дорожа друг другом и любя, являемся по-настоящему первыми критиками.

- Не так давно у Вас родился сын. Ваша жена - певица с такими голосом, с богатейшим репертуаром - поет, наверное, ребенку с утра до ночи...

- Развеем миф - нет, не с утра до ночи. Но когда он засыпает, то всегда под пение.

- А Вы поете сыну?

- Признаюсь, нет. В силу троекратной занятости (в домовом храме телеканала «Глас» как регент, в Оперном театре как хормейстр и с хором «Кредо») практически отсутствую дома весь световой день. Часто бывало, что я уходил утром - он еще спал, приходил - он уже спал. И это сформировало такую психологическую черту: он очень тянется к папе, очень любит меня, что доставляет мне неземное удовольствие, но, тем не менее, заснуть он может только с мамой.

- Вы бы хотели, чтобы сын полностью пошел по Вашим стопам? Чтобы сформировалась творческая династия.

- Мне хочется, чтобы он был хорошим человеком, а будет ли он музыкантом... Я думаю, что у него, естественно, будут к этому серьезные предпосылки, прежде всего, в силу генетики...
Кроме того, он сейчас воспитывается в атмосфере, где звучит музыка. Поэтому, безусловно, это отобразится на его судьбе. Хотел бы я, чтобы он пошел по моим стопам? Я скажу так: музыка делает меня счастливым. Заниматься тем, что доставляет тебе огромное удовольствие и одновременно является формой твоей деятельности, - это большое счастье. Потому я хотел бы, чтобы он занимался чем-то таким, что доставляло бы ему такое удовольствие, давало такую содержательность жизни, как мне музыка.

- Богдан, Вы руководите молодым коллективом и хористы - молодые люди. Вам бы не хотелось, чтобы в зал пришли послушать концерт такие же молодые ребята: в кожанках, неформального или гламурного вида?

- Мой педагог отстаивал позицию элитарности, говорил, что это обусловлено исторически и так было во все времена.  Я стою на тех же позициях. Не надо стараться объять необъятное.
Нужно понимать, что стабильными потребителями такого интеллектуального духовного эстетического продукта является узкая категория людей, которая к этому готова.

Полностью интервью читайте на сайте «Православие в Украине».